Настольная лампа офисная Mantra Reading 5670--> Картридж--> Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

Книга посвящена медико-биологическому направлению подготовки квалифицированных спортсменов. Определены цель и задачи современной спортивной медицины, подчеркнута единая направленность спортивно-педагогической и…


Обзор:

Израильские врачи предложили открыть в Алматы Центр медицинской симуляции (12.07.16)

Читать книгу Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки.

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов


Сергей Павлов. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки.

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

5 /> Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных.
С.

Сергей Павлов - Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

Е. Павлов, А.

ВРАЧИ СЕМЕЯ ТЕПЕРЬ СМОГУТ ПРОВОДИТЬ БРАХИТЕРАПИЮ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ 3D ФОРМАТА

Н. Разумов, А. С. Павлов.

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

Лазерная стимуляция в медико-биологическом.
читать онлайн книгу Лазерная 5 в медико-биологическом обеспечении подготовки.

Медицинская Компания


С.Е. Павлов и др.

Читать книгу Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов С. Е. Павлова : онлайн чтение - страница 11

| Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки.
Служба 5 обеспечения 5 спортсменов рассматривается как неотъемлемая часть подготовки спортсменов.

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов


Как быть счастливым в мегаполисе ВерКлуб | Книжный мир » Дом и семья » 5, фитнес » А. Н.

Читать книгу Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов С. Е. Павлова : онлайн чтение - страница 1

Разумов и др. - Лазерная стимуляция 5 медико-биологическом обеспечении подготовки.
Книга А.

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

Н. Разумова «Лазерная стимуляция в медико-биологическом 5 подготовки.
ozon предлагает 5 цены и отличный сервис.

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

Лазерная стимуляция в медико-биологическом. Читать онлайн книгу «Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов» авторов Сергей Евгеньевич Павлов и др.
Павлов Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов РАЗУМОВ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ.
Академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, директор ГАУЗ 5 научно-практический центр медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины Департамента здравоохранения города Москвы», главный специалист по санаторно-курортному лечению Центрального федерального округа Российской Федерации.
Лауреат международной премии «Профессия — жизнь» в номинации «Выдающийся руководитель медицинского учреждения», лауреат премии имени Михаила Ломоносова в области науки и образования, лауреат премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники, лауреат премии Минздравсоцразвития России «Лучший врач России» — «Призвание» за создание нового направления в медицине.
Награжден дипломом премии РАМН им.
Семашко за лучшую научную работу по теории и истории здравоохранения.
Член Бюро профилактической медицины РАН, член ВАК Минобразования России, Президент Национальной курортной ассоциации, Президент Российского общества врачей восстановительной медицины, член Правления Национальной Медицинской Палаты, Президент Международного университета восстановительной медицины, член комитета «Экологическая эпидемиология» Центра международных проектов, член Российско-Германского приведу ссылку, почетный профессор Ливерпульского университета, представитель России и член Европейского комитета ВОЗ по проекту «Политика глобального оздоровления», председатель медицинской комиссии FEMTEC.
Правительственные награды: орден «За службу Родине в ВС СССР» III степени, орден «Дружбы», медаль «За боевые заслуги», орден Ярослава Мудрого и другие.
Предисловие Уровень спортивных достижений сегодняшнего дня предъявляет высочайшие требования прежде всего к специалистам, занимающимся подготовкой спортсменов высшей квалификации.
Последние десятилетия охарактеризованы все более возраставшим год от года и на сегодняшний день достигшим своего апогея недоверием тренеров к нынешней «спортивной медицине».
Однако снижение значимости «спортивной медицины» в единственной области человеческой деятельности, благодаря которой эта специальность собственно и может существовать, не вызывает сочувствия.
«Спортивная медицина», едва зародившись, уже в 60—70-е годы ХХ в.
Одной из причин этой, долгое время никем увидеть больше признаваемой «смерти» стало несоответствие содержания медицинской специальности «Лечебная физическая культура и спортивная медицина» требованиям спорта.
Вообще, «лечебная физическая культура» «ЛФК» — раздел клинической медицины, занимающийся лечением и профилактикой заболеваний методами физической культуры и одновременно — раздел физической культуры, в котором рассматривают физические упражнения для восстановления здоровья больного человека и его трудоспособности.
Соответственно «ЛФК» — отдельная медицинская специальность, не имеющая непосредственного отношения к спорту, которая в реальной спортивной медицине может быть лишь ее частью в составе службы медицинской реабилитации спортсменов.
То, о чем авторы в течение 15 лет предупреждали, случилось: «Медицинское сопровождение спорта в стране уничтожено», — свидетельствовал директор Центра инновационных спортивных технологий департамента физкультуры и спорта Москвы Давид Чичуа еще в ноябре 2008 г.
RU, 18 ноября 2008.
Физическая культура — часть культуры, представляющая собой совокупность ценностей, норм и знаний, создаваемых и используемых обществом в целях физического и интеллектуального развития способностей человека, совершенствования его двигательной активности и формирования здорового образа жизни, социальной адаптации путем физического воспитания, физической подготовки и физического развития.
Спорт — организованная по определенным правилам деятельность людей, состоящая в сопоставлении их физических и интеллектуальных способностей, а также подготовка к этой деятельности и межличностные отношения, возникающие в ее процессе.
Еще римский врач Клавдий Гален 129—201 г.
Если основной целью физической культуры всегда являлось и является воспитание здоровой, гармонично развитой личности, то в спорте здоровье является лишь одним и, кстати, далеко и не всегда — обязательным!
И https://all4news.ru/kartridzh/kartridzh-kyocera-mita-37016100-developer-originalniy.html понять, что наблюдение за здоровьем физкультурников вообще не требует создания в стране специальной медицинской службы — с этим гораздо лучше и без дополнительных затрат со стороны государства справятся поликлинические структуры.
Спорт же на всех его уровнях требует особого внимания медицины.
Но особой медицины — медицины спорта!
В мае 2010 г.
Медведев заявил: «Обнажились серьезные недостатки в системе подготовки спортсменов.
Она должна быть ориентирована на самого спортсмена.
Во всех развитых странах программы и методики тренировок составляются с учетом индивидуальных особенностей каждого будущего олимпийца — так, чтобы на старт он выходил на пике своей формы.
Здесь главным вопросом становится уровень медико-биологического и научного обеспечения сборных».
Будучи руководителем Союза биатлонистов России Михаил Прохоров в своем кратком анализе ситуации в российском спорте в «Живом журнале» писал: «Спортивная медицина у нас практически ликвидирована как класс: нет такой профессии — спортивный врач».
И далее он заявляет о необходимости «возврата в Министерство спорта ответственности за развитие спортивной медицины с закреплением статуса спортивного врача с соответствующим социальным пакетом, формирование 4—5 медико-биологических проблемных лабораторий для нужд спорта на базе существующих академических и учебных заведений.
Открытие учебных кафедр по подготовке дефицитных спортивных профессий, разработка стандартных методик подготовки спортсменов от детей до высшего уровня».
Уже несколько лет как «спортивная медицина» распоряжением «сверху» передана в ведение Министерства здравоохранения и ФМБА.
По этому поводу С.
«Лечить ли горло феном?
» высказал свое мнение: «Непонятно, как будет устроено это обслуживание спортсменов.
Они что, решили уже все проблемы со здоровьем населения?
Если на них еще и спорт повесить, то, мне кажется, кризис в этой области не скоро разрешится.
Это ведь довольно специфическая вещь.
И это, поймите правильно, не значит, что здесь, в спортивной медицине, работают Эйнштейны, а там — никого нет.
Просто в проблемы спорта люди годами врастают…».
Двукратная олимпийская thanks Тепловизионный монокуляр FORTUNA GENERAL 40M3 seems Светлана Ишмуратова в той же статье высказалась еще более кратко и конкретно: «Система здравоохранения и система спорта — две разные нажмите чтобы узнать больше />Тема проблем Картридж Ricoh MP Yellow медико-биологическом обеспечении подготовки спортсменов вновь всплыла в связи с допинговыми скандалами 2015—2016 гг.
Руководитель Центра физической реабилитации ФГУ «Лечебно-реабилитационный центр» Минздрава России Ю.
Преображенский в интервью газете «Московский комсомолец» заявил: «…Нарушена система… должны быть люди, которые наблюдают и отвечают за спортсмена… Добиться качества в работе со спортсменами можно только при наличии хороших профессионалов, врачей, физиотерапевтов.
На сегодняшний день наша спортивная медицина в этом сильно отстает.
Например, у нас было закуплено перед Олимпиадой в Agree, Картридж 82 Hi-Black черный does огромное количество спортивного медицинского оборудования, но некому на нем работать, ибо нет специалистов.
Сегодня деньги надо вкладывать не в оборудование, которое существует, а в специалистов.
Оборудование должно закупаться под врача, который сможет на нем работать, а не так, что мы закупили тысячу приборов, а работать на них никто не умеет.
Возразить что-либо сказанному нельзя, тем более, что отдельные авторы данной книги ровно о том же говорят и пишут уже в течение четверти века.
Вот только сам Ю.
Преображенский в том же интервью продемонстрировал абсолютное незнание им лично основ спортивной физиологии а значит, и спортаи все сказанное им ему следовало бы адресовать в первую очередь самому себе.
Министр спорта РФ В.
Мутко на совещании у Президента России В.
При этом совершенно непонятно, имел ли в виду В.
Мутко разработку новых фармакологических препаратов взамен запрещенных WADA но решение этой задачи находится вне компетенции и уж точно — возможностей Минспортаили все же подразумевал создание новых технологий подготовки спортсменов.
Но учитывая тот факт, что руководители российского спорта всех уровней на протяжении, по крайней мере, четверти века и по сей день напрочь игнорировали и игнорируют фактически любые разработки как раз в области создания современных технологий подготовки квалифицированных спортсменов, сегодняшнее заявление министра спорта России выглядит просто как попытка хоть что-то ответить на справедливые замечания Президента России.
Одна из основ любой медицинской науки — физиология.
Спортивному врачу абсолютно необходимы глубокие знания как частной, так и системной физиологии.
Анохин, 1975, 1980 и др.
Павлов, 1999, 2000, 2009 и др.
Пересмотр господствующих по сей день представлений об адаптации в редакции Г.
Селье 1958 и др.
Меерсона 1981Ф.
Пшенниковой 1988В.
Платонова 1988 и др.
Анохин, 1975, 1980 и др.
Павлов, 1999, 2000, 2009 и др.
Павлов, 1999, 2000, 2009 и др.
Павлов, 1999, 2000, 2009 и др.
Но, как сказал Томас Генри Хаксли, «принимая что-либо на веру, наука совершает самоубийство».
Теоретик физкультуры и спорта Л.
Матвеев некогда предложил свою «универсальную» теорию периодизации подготовки спортсменов.
О несостоятельности данной теории одним из первых в нашей стране заговорил профессор Ю.
Верхошанский, предъявив своим оппонентам обвинение в отрыве постулируемых ими концепций от существующих на тот момент физиологических представлений о процессе адаптации организма к тренировочным нагрузкам.
Им же взамен «периодизационной» теории тренировки Л.
Матвеева был предложен совершенно иной, более логичный принцип построения тренировочного процесса.
Однако и попытка Ю.
Верхошанского поставить спортивную педагогику на физиологические «рельсы» оказалась неудачной в связи с тем, что в качестве физиологической базы своей концепции он использовал не отвечающие реалиям представления об адаптации в редакции Г.
Селье 1960 и др.
Меерсона 1988 и др.
Платонова 1988, 1997 и др.
Но еще в 1976 г.
Яковлев писал, что тренировка — процесс адаптационный.
А потому любой тренер, любой спортивный врач, осознавая тот факт, что точка приложений его усилий — организм спортсмена целостная физиологическая единицав своей работе должен опираться на реально работающие законы физиологии.
Эффективным оказался подход к построению тренировочного процесса Олимпийского чемпиона и призера Олимпийских игр А.
Бондарчука, который использовал в своей собственной тренировке и позднее — своих учеников разработанный им комплексный метод подготовки спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой атлетики.
И уже в 2000-х годах А.
Бондарчук разработал 42 способа построения тренировочного процесса — для разных видов спорта.
Но по сей день единственный используемый тренерами во всех видах спорта метод построения тренировки их учеников — периодизационный метод Л.
Селуянов 2009 в книге, посвященной «локальной выносливости» бегунов на средние дистанции, заявили, что с помощью метода периодизационной подготовки спортсмена высокого спортивного результата можно достичь только используя анаболические стероиды.
А несколько ранее то же самое «озвучил» в своей статье А.
В соответствии с реально действующими законами 5 единицей адаптации может являться только целостная функциональная система с присущими ей конкретными промежуточными и конечным результатами.
В спорте такой целостной и предельно специфичной функциональной системой может являться специфический двигательный акт сумма двигательных актов спортсмена, всегда осуществляемый в неких конкретных условиях и характеризуемый прежде всего конечным спортивным результатом данного акта.
К слову: с этих позиций любое «лабораторное» тестирование и его результаты, 5 вне непосредственной спортивной деятельности испытуемого, могут быть лишь отдаленно информативны в плане оценки уровня готовности атлета к выполнению этой конкретной спортивной деятельности.
При этом именно индивидуальный результат конкретной спортивной деятельности конкретного спортсмена является единственным истинным критерием оценки уровня его специальной спортивной готовности.
Любые дополнительные результаты проводимых исследований педагогические, медико-биологические, психологическиеполученные даже в процессе выполнения спортсменом специфических по отношению к его соревновательной деятельности двигательных актов, позволяют в лучшем случае оценить готовность к этой конкретной деятельности отдельных компонентов данной функциональной системы конкретного поведенческого, двигательного акта.
Не отвергая ценности дополнительной информации об уровне функционирования отдельных компонентов конкретных функциональных систем поведенческих актов, двигательных актовкоторая может быть получена с использованием биомеханических, биохимических, физиологических и других методов исследования, мы, тем не менее, утверждаем, что данные, полученные с помощью этих методов, будут лишь относительно информативны, и то только в том случае, если они изучаются в рамках «работы» предельно специфичной по отношению к основной соревновательной деятельности спортсмена функциональной системы.
Так, оценка любых физиологических или биохимических показателей в процессе выполнения неспецифической опять же, по отношению к основной соревновательной деятельности для спортсменов нагрузки на велоэргометре или тредбане не может служить основанием для сколь-нибудь корректных выводов об уровне специальной работоспособности и тем более — тренированности спортсмена.
И если, наконец, принять как факт, что нет плавания «вообще», бега «вообще», прыжков «вообще» и т.
привожу ссылку системных позиций совершенно по-другому выглядят принципы организации тренировочного процесса, по-другому решаются проблемы восстановления и повышения работоспособности спортсмена.
И именно системный подход дает ключ к пониманию отличия спортивной медицины от других медицинских специальностей: в спорте «нормой» функционирования человеческого организма является специфическая спортивная деятельность спортсмена, в отличие от «обычной» медицины, в которой «нормой» является обыденное существование человека.
Спортивная медицина обязана изучать и наблюдать спортсмена, прежде всего в процессе осуществления им этой специфической спортивной деятельности, а спортивный врач вместе с тренером должен готовить его именно к этой деятельности.
В стране должна быть создана эффективная служба медико-биологического обеспечения подготовки квалифицированных спортсменов, которая только и может называться спортивной медициной.
То, что называют «спортивной медициной» сегодня — профанация!
Настоящая спортивная медицина не может быть создана элементарной передачей полномочий по ее «рулению» пусть даже самому оснащенному во всех смыслах медицинскому ведомству, как это произошло в случае с ФМБА.
Настоящая спортивная медицина — это прежде всего специально подготовленные врачи, владеющие, помимо общих медицинских знаний, современными знаниями в области системной физиологии, теории и методики спорта, теории и методики избранного вида спорта и, кончено, специальными знаниями во источник статьи областях спортивной медицины, отвечающей всем требованиям современного спорта.
Именно такие специалисты должны работать со спортсменами.
Но никто и нигде ни раньше, ни сегодня таких специалистов не готовил и не готовит.
Более того, ни одно из медицинских учебных заведений и не в состоянии подготовить таких специалистов, ввиду отсутствия в этих заведениях тех, кто реально способен заниматься подготовкой источник врачей.
Решение задачи подготовки современных специалистов по спортивной медицине требует создания как минимум Центра обучения и повышения квалификации специалистов по медико-биологическому обеспечению подготовки квалифицированных спортсменов, а как максимум — института спортивной медицины.
Но учитывая широко известный тезис «Кадры решают все!
», именно кадровый вопрос должен стать первичным в создании реальной, Чип картриджа CE390A для LaserJet M602, M4555, M601n, современным требованиям спортивной медицины.
Только обеспечив российских спортсменов эффективными методиками тренировки и создав соответствующую всем требованиям современного спорта службу медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов, можно поднять отечественный спорт на достойную здесь без использования в практике подготовки спортсменов запрещенных средств и методов.
Современная служба медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов Современная спортивная медицина — это отдельная специфическая область медицинской науки и практики, отвечающая за медико-биологическое обеспечение подготовки спортсменов.
Основная цель спортивной медицины — медико-биологическая подготовка спортсменов к участию в соревнованиях.
При этом служба медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов — неотъемлемая составляющая спортивной подготовки в целом, призванная решать целый ряд специфических задач рис.
Требования современной технологии комплексного построения подготовки квалифицированных спортсменов определяет необходимость взаимосодействия основных направлений спортивной науки и практики.
Как видно из представленной схемы, фундаментом для построения теории и методики спортивной тренировки, теории и методики избранного вида спорта и собственно спортивно-педагогического процесса являются законы развития и адаптации человеческого организма.
Следует сказать, что законы развития человеческого организма никем не описаны по сей день.
жмите сюда того, нам не удалось зафиксировать ни одной попытки их раскрытия и описания за последние 50 лет.
Павлов, 2000, 2010; С.
Павлова, 2011; и др.
Именно эти законы в первую очередь обуславливают результат спортивно-педагогической деятельности тренера и спортивные результаты атлетов.
Более того, именно законы адаптации во многом определяют направленность и содержание основных направлений современной спортивной медицины.
Принцип взаимосодействия основных научно-практических направлений подготовки квалифицированных спортсменов.
Следует понимать, что современная спортивная медицина в первую очередь должна носить профилактический характер, прогнозируя, предотвращая и своевременно диагностируя возникновение возможных патологических состояний, и уже лишь в случае их возникновения заниматься эффективным лечением и реабилитацией спортсменов.
В соответствии с указанными задачами определены главные составные части спортивной медицины: врачебный контроль в спорте; функциональный контроль в спорте; функциональная реабилитация спортсменов посетить страницу источник повышение спортивной работоспособности; терапия соматических заболеваний спортсменов; спортивная травматология; медицинская реабилитация спортсменов; неотложная медицинская помощь в спорте; гигиена спорта; служба допинг-контроля.
Врачебный контроль — одна из традиционных составных частей спортивной медицины.
Однако по непонятной причине считалось и считается по сей день, что врачебный контроль собственно и есть спортивная медицина.
Во многом формированию такого мнения способствовало всеобщее непонимание реальных целей и задач спортивной медицины.
При этом неоправданные амбиции специалистов по врачебному контролю всегда распространялись и на сферы влияния спортивной педагогики, и в частности — когда врачи пытались и пытаются оценивать уровень тренированности спортсмена, основываясь на данных, полученных при проведении различных функциональных тестов исключительно в лабораторных условиях.
Более того, основываясь на результатах этих тестов, они на всех уровнях включая уровень сборных команд страны выдавали и выдают абсолютно некорректные рекомендации и по спортивно-педагогической и по медико-биологической подготовке спортсменов.
Дембо 1975 утверждал: «Врач не имеет ни оснований, ни права решать вопрос о состоянии тренированности спортсмена.
В истории врачебного контроля был период, когда по результатам пробы Летунова пытались определять места, которые займут спортсмены в соревнованиях.
Но из этого ничего не вышло».
Следует упомянуть и об ограниченности аппаратной и методологической базы врачебного контроля.
Но в первую очередь необходимо четко определить функции специалистов по врачебному контролю.
Вполне очевидно, это должны быть прежде всего экспертно-медицинские функции, направленные на оценку уровня здоровья спортсмена, выявление явных и скрытых патологических процессов, прогнозирование течения выявленных патологических состояний в обязательном порядке опираясь на знания всех нюансов и особенностей спортивной подготовки каждого конкретного спортсмена.
Сегодняшнее представление о принципах врачебного контроля непрофессионально упрощено.
В частности, большинство специалистов считают достаточным осуществление периодического врачебного контроля.
Подобный подход характерен для поликлинического принципа организации медицинской службы, но в этом случае врачи всегда будут опаздывать и лишь констатировать случившееся.
В основе функционального контроля в спорте должны лежать: постулат о невозможности оценки «деятельности» целостных функциональных систем конкретных поведенческих актов организма человека на основании данных о «работе» отдельных компонентов этих систем и правило об абсолютной «функционально-структурной» специфичности поведенческих более узко — двигательных актов человека.
Принятие этих физиологических законов ставит функциональный контроль в строгие рамки и «привязывает» его к тренировочной и соревновательной деятельности спортсмена.
То есть современной спортивной медицине крайне важно избрать принципы организации функционального контроля в спорте в соответствии с ссылка законами функционирования организма — от этого зависит степень информативности для практики спорта данных, получаемых в функциональных обследованиях.
И одна из немаловажных задач в связи с этим — выбор тестирующих упражнений, отвечающих системным требованиям функционального контроля в современном спорте и специфике избранных видов спорта.
Еще в 1975 г.
Дембо писал: «…Различают адекватные или специфические пробы, при которых в качестве физической нагрузки используются упражнения, имитирующие движения, наиболее специфические для данного вида спорта.
Участвовать в проведении функционального контроля могут и специалисты по врачебному контролю, но функциональный контроль по своему содержанию в большей степени физиолого-педагогическое, нежели врачебное мероприятие со многими несвойственными врачебному контролю задачами.
С другой стороны, регулярно высказываемые в течение уже 5 одного десятилетия претензии физиологов и спортивных педагогов на эксклюзивное право проведения функционального контроля также необоснованы, поскольку одна из его задач — выявление пограничных и патологических состояний, которые в ряде случаев могут быть диагностированы только при совершении спортсменом специфической деятельности.
Павлов утверждал: «…Физиология не может претендовать на властное руководство врачом, потому что, не обладая полным знанием, она постоянно оказывается у́же клинической действительности.
Физиологический кругозор думающих врачей иногда шире и свободнее, чем самих физиологов».
Кроме того, именно данные функционального контроля должны служить «материальным» основанием для использования тех или иных средств и методов функциональной реабилитации something Картридж Sakura 1270D recommend, что должно являться уже сугубо врачебной прерогативой.
Таким образом, функциональный контроль непрерывный, периодический, этапныйв обязательном порядке осуществляемый прежде всего в «полевых» условиях условиях тренировочной и соревновательной деятельности спортсменадолжен стать неотъемлемой частью современной спортивной медицины.
Более того, в современном спорте необходима ежедневная мониторинговая оценка адекватности предлагаемых спортсменам тренировочных нагрузок их динамически меняющемуся уровню функциональной готовности к тренировочной работе и соревновательной деятельности.
И если учесть возможность при мониторинговом типе наблюдений за динамикой функциональной готовности спортсмена немедленного получения информации отдельных физиологических систем его организма, то становится реальным обоснованное и своевременное внесение корректив и в педагогическую, и в медико-биологическую составляющие его подготовки.
Именно с указанных позиций открывается путь для создания максимально эффективных технологий подготовки высококвалифицированных спортсменов.
Прообразом для построения системы функционального контроля в какой-то степени могли бы послужить комплексные научные группы КНГнекогда работавшие со сборными командами СССР.
Однако минусом работы прежних КНГ, фактически сводившим к нулю ее «стоимость», было реальное отсутствие единого системного принципа в оценке данных, получаемых чаще всего в абсолютно не связанных между собой исследованиях.
Система функционального контроля в современной спортивной медицине должна строиться только в соответствии с четким пониманием стоящих перед исследовательским коллективом задач и основываться на принципах функциональной системности.
Функциональная реабилитация спортсменов и обеспечение повышения их спортивной работоспособности, посетить страницу источник и результативности — одна из насущнейших проблем службы медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов.
Ее сегодня пытаются решать в основном спортивные фармакологи.
Но проблемы восстановления после тренировочных и соревновательных нагрузок и повышения тренированности в современном спорте уже не могут решаться без грамотно организованного функционального контроля и исключительно https://all4news.ru/kartridzh/sputnikoviy-kaskadiruemiy-multisvitch-gtp-sh-996-b-9x9x6.html позиций использования фармакологических средств.
Они требуют комплексного решения с применением средств и методов как фармакологии, так и физиотерапии, бальнеотерапии, рефлексотерапии, массажа и проч.
Более того, российскими учеными разработаны высокоэффективные методы восстановления и повышения спортивной работоспособности, тренированности и результативности, но эти методы напрочь игнорируются спортивными практиками.
Для специалистов не секрет, что диагностика и лечение соматических и инфекционных заболеваний спортсменов имеют свои особенности и зачастую по этому адресу от врача нестандартных решений.
Вышеупомянутые особенности прежде всего должны быть изучены.
Но задача изучения особенностей течения соматических заболеваний у спортсменов обуславливает необходимость знания врачом особенностей «нормального» функционирования человеческого организма в различных видах спортивной деятельности.
Таким образом, мы вновь приходим к необходимости использования в медицине системных физиологических знаний и далее — необходимости создания общей теории болезни, без которой современная медицина вынуждена заниматься частностями.
Спортивная травматология в значительной степени благодаря таланту и усилиям З.
Мироновой и ее последователей — одна из наиболее развитых областей спортивной медицины.
Принято считать, что спортивная травматология отличается от «обычной» тем, что основной ее задачей является лечение травм, полученных при занятиях спортом.
Однако такой подход в определении различий между этими двумя родственными медицинскими специальностями не выдерживает элементарной критики.
Главное отличие спортивной травматологии от «обычной» заключается в стоящей перед ней задачей не просто дать человеку возможность осуществлять элементарные двигательные функции после травматизации, лечения и реабилитации, но — обеспечить спортсмену возможность осуществлять специфические спортивные двигательные функции в том же объеме, что и до травмы.
Более того: последствия травм и их лечения не должно препятствовать дальнейшему профессиональному росту спортсмена.
Плюс к этому: лечение спортивных травм должно осуществляться в кратчайшие сроки — таковы требования современного спорта.
Следует признать, что в спортивной травматологии на протяжении всей истории ее существования абсолютным приоритетом пользовалось ее хирургическое направление.
«Терапевтическое» направление спортивной травматологии, в основе которого лежат методы консервативного лечения травматических повреждений опорно-двигательного аппарата, всегда было вторично, хотя в практике спорта именно эффективное лечение травм, не требующих хирургического вмешательства, всегда было первостепенной задачей.
При этом спортивные травматологи не имеют оснований жаловаться на невнимание к данной проблеме со стороны ученых — разработке методов консервативного читать статью повреждений опорно-двигательного аппарата посвящено множество опубликованных работ.
Но чаще всего до внедрения большинства разработок вне зависимости от их эффективности в практику работы спортивного травматолога и врача команды дело просто не доходит.
Медицинская реабилитология в спортивной медицине, имеющая специфические отличия от «обычной» медицинской реабилитологии, в связи со специфическими целями и задачами спортивной медицины в целом и призвана осуществлять важнейшую функцию — скорейшее выздоровление и возвращение в 5 спортсменов, перенесших ту или иную травму или то или иное заболевание.
С этой целью медицинская реабилитология должна задействовать широчайший спектр средств и методов включая средства и методы фармакологии, лечебной физической культуры, физиотерапии, бальнеотерапии, рефлексотерапии, массажа и т.
Но основная проблема медицинской реабилитологии состоит отнюдь не в том, чтобы собрать в рамках одной специальности средства и методы, используемые в различных областях медицины.
Сегодня для медицинской реабилитологии более важно получить физиологическое обоснование и выработать физиологически оправданную концепцию эффективного проведения комплексных реабилитационных процедур при каждом конкретном заболевании.
Анохин 1968 писал о том, что «…медицинская реабилитология никаким образом не учитывает законы системной физиологии».
Данная ситуация сохраняется и сегодня, что предопределяет ограниченную эффективность работы службы восстановительного лечения.
Неотложная скорая медицинская помощь в спорте — одно из важнейших направлений в спортивной медицине, которому до последнего времени практически не уделялось внимания.
Скоропомощная медицина вообще имеет свои особенности — она всегда вторична по отношению к экстренной патологии, то есть — она всегда 5 за тем, что уже случилось.
В связи с этим основное требование к скоропомощной медицине в спорте — ее абсолютная готовность в любой момент времени к любым возможным экстренным ситуациям.
Это, конечно же, касается аппаратного и лекарственного обеспечения работы спортивных врачей, но главное — их обученности практическим навыкам по оказанию пациенту неотложной и скорой медицинской помощи.
Гигиена — медицинская наука, призванная изучать влияние факторов внешней среды на организм человека с целью оптимизации благоприятных и профилактики неблагоприятных воздействий.
Как следствие, гигиена имеет два объекта изучения — факторы среды и реакцию организма, и пользуется знаниями и методами физики, химии, биологии, географии, гидрогеологии и др.
Спортивная гигиена — специфическая наука и практика, которая должна рассматривать практически все аспекты жизни спортсмена в специфических условиях его существования в спорте и, как и спортивная медицина в целом, направлена на обеспечение роста тренированности спортсмена и достижение им наивысших спортивных результатов.
Проблема лишь в том, что как наука гигиена безнадежно застряла в середине прошлого века, а следовательно, ничего не может дать современной практике спорта.
Допинг в современном спорте, к сожалению, давно уже стал повседневной реальностью!
Согласно определению, данному Р.
Сейфуллой, «допинг — это средства или методы, запрещенные к применению в Валли Спортивно-игровой комплекс САМСОН Медицинской комиссией МОК и которые могут быть обнаружены с помощью верифицированных методов исследований».
В средствах массовой информации с регулярной периодичностью появляются заметки о дисквалификации того или иного спортсмена за использование какого-либо из запрещенных Медицинской комиссией МОК средств или методов.
Одно из первых мест по «популярности» в отдельных видах спорта занимают анаболические стероиды.
Чарльз Фрэнсис, тренер одного из известнейших американских спринтеров Бена Джонсона, заявил: «Спортсмен не может надеяться на победу в крупных международных соревнованиях, если он не использует анаболические стероиды».
Несмотря на все усилия WADA, допинг не канул в лету.
В апреле 2016 г.
Специалисты знают, что использование стероидов отрицательно сказывается на здоровье, но до сих пор не было известно об их губительном действии на почки.
Херлитц Университетский медицинский центр Колумбии и его коллеги провели исследование, в котором выявлено повреждение почек после длительного употребления анаболических стероидов исследователи изучили группу из 10 культуристов, употреблявших стероиды много лет.
В моче этих культуристов постоянно присутствовало достаточно большое количество белка, что свидетельствует о нарушении почечной функции.
Специфические тесты показали, что у девяти из десяти культуристов развилось состояние, называемое «фокально-сегментарный гломерулосклероз».
Исследователи предполагают, что резкое увеличение массы мышц увеличивает нагрузку на почки, которые вынуждены повышать скорость фильтрации, что приводит к их перенапряжению.
Также высказано здесь, что стероиды оказывают прямое токсическое воздействие на почки.
Стало известно, что длительное употребление анаболических стероидов нарушает функцию сердца в гораздо большей степени, чем предполагалось раньше.
При этом увеличивается риск развития сердечной недостаточности — сообщается в исследовании, опубликованном в выпуске журнала американской кардиологической ассоциации Circulation: Heart Failure.
Baggish 2010преподаватель кафедры медицины при Центральном госпитале штата Массачусетс в Бостоне, пишет: «Анаболические стероиды негативно сказываются на здоровье.
Я думаю, что мы впервые начинаем осознавать, что сердце — один из органов, который в первую очередь попадает под удар при длительном приеме стероидов.
Мы надеемся привлечь внимание общественности к проблеме употребления стероидов как потенциальной причине заболеваний сердца, а также, возможно, объяснить появление сердечной недостаточности среди молодых людей».
В своем исследовании ученые обнаружили, что левый желудочек сердца был значительно слабее во время сокращения систолической функции у участников, которые принимали стероиды, по сравнению с группой не принимавших эти препараты.
Участники эксперимента, употреблявшие стероиды, демонстрировали нарушение диастолической функции, способность левого желудочка расслабляться и заполняться кровью.
В эксперименте зафиксированы статистически значимые различия в функционировании сердца, демонстрирующие сильную взаимосвязь между употреблением стероидов и сердечной недостаточностью.
Нельзя исключить, что многочисленные случаи внезапных смертей в спорте связаны именно с применением спортсменами в их подготовке анаболических стероидов и других запрещенных средств и методов повышения тренированности.
Следует понимать, что львиная доля нынешнего списка запрещенных препаратов — отнюдь не наркотики, как это думают обыватели, а обычные фармакологические средства лекарствабольшинство из которых показано к применению при тех или иных заболеваниях, которые могут возникать, в том числе, и у спортсменов.
Но запрет на использование в лечении соматических и инфекционных заболеваний значительного числа препаратов, вполне доступных обычным людям, делает спортсменов в своем роде изгоями, которым недоступны многие достижения современной фармакологии и медицины.
Тем не менее, запрет на использование в спорте тех или иных средств или методов должен выполняться неукоснительно.
А задачи лечения спортсменов, равно как и повышения тренированности на этой странице спортивной результативности должны решаться с использованием в подготовке спортсменов современных легитимных средств, методов и технологий.
Такой путь — один из наиболее эффективных путей борьбы с применением запрещенных средств и методов в спорте.
Знание законов системной физиологии и создание на этой основе современных технологий комплексной подготовки спортсменов, специализирующихся в различных видах спорта, дают https://all4news.ru/kartridzh/sovmestimiy-kartridzh-tm-106r01277-dlya-xerox-workcentre-5016-5020-5020b-5020db-5020dn.html достичь уровня эффективности и результатов подготовки высококвалифицированных атлетов, превосходящих уровень эффективности допинговых технологий.
Законы адаптации — физиологическая основа спортивной деятельности человека Над всем нажмите чтобы перейти на Земле властвуют законы Природы!
Человек во всем многообразии его жизненных проявлений — часть этой Природы, подчиняющаяся ее законам.
Именно поэтому притязания любого индивидуума в каком угодно виде деятельности могут быть реализованы только в том случае, если его действия, направленные на достижение цели, основаны на знаниях законов Природы.
Спортивная деятельность Человека не может являться исключением из правил.
Специалисту, объектом деятельности которого выступает Человек, необходимо понимание того, что человеческий организм является относительно открытой самоорганизующейся и самоструктурирующейся системой, подверженной разнообразным и многочисленным воздействиям среды.
Представления об общем адаптационном синдроме Исследования реакций живого организма в ответ на экстремальные воздействия были начаты давно.
Дарвиным 1872 проводилось изучение эмоциональных аффектов человека и животных и было обращено внимание на общность и различия Алвид Алюминиевая труба 16x1,5 (3 метра) эмоциональных проявлений.
Cannon 1927 показано значение симпатико-адреналовой системы в механизмах экстренной мобилизации организма при эмоциогенных реакциях.
Павлова 1900 и др.
Сперанского 1935, 1936, 1955М.
Петровой 1946, 1955К.
Быкова 1947, 1960 было доказано, что в результате воздействия чрезвычайных раздражителей возникают генерализованные нарушения трофики, заболевания внутренних органов.
Сперанский 1935основываясь на полученных им экспериментальных данных об однотипных изменениях нервной системы и наличии генерализованного процесса в виде нарушений трофики, кровоизлияний, изъязвлений в желудке и кишечнике, изменения надпочечников и других органов, делает заключение о стандартных формах реагирования организма на действие чрезвычайных раздражений.
При этом в работах А.
Сперанского говорится о ведущей роли нервной системы в реализации этих однотипных генерализованных ответных реакций и о том, что именно нервная система определяет целостный характер реакций и те многозвеньевые механизмы, которые участвуют в осуществлении адаптационно-компенсаторных процессов организма.
К тому времени физиология уже обогатилась фундаментальным открытием И.
Сеченовым 1863 центрального торможения.
Возможно отчасти именно этим открытием обусловлен последующий приоритет «нервистского» направления в физиологии, развиваемого прежде всего в работах русских и советских ученых И.
И уже в работах этих авторов появляются идеи о наличии неких, присущих многим раздражителям свойств, стимулирующих защитно-приспособительные реакции организма.
Павлов 1900 писал: «…Чрезвычайные раздражители, являющиеся в качестве болезнетворных причин, представляют собой специфические раздражители тех защитительных приборов организма, которые назначены для борьбы с соответствующими болезнетворными причинами.
Мы думаем, что это представление должно быть обобщено на все случаи болезни, и в этом кроется общий механизм приспособления организма вообще при встрече с патогенными условиями, совершенно подобно тому, simply Медиаплеер iconBIT HDS8W necessary нормальный, сочетанный и приспособленный ход жизни имеет в своем основании специфическое раздражение того или другого аппарата».
Но в качестве ключевого механизма адаптации мировое научное сообщество, тем не менее, выбирает концепцию о постоянстве внутренней среды организма C.
Bernard 1878которую ее автор считал основным условием существования организма, или, по его словам, «условием свободной жизни», что подразумевало «такое совершенство организма, чтобы внешние перемены в каждое мгновение компенсировались и уравновешивались».
Правда, данная концепция получила развитие уже в работах W.
Cannon 1929, 1932сформулировавшего принцип гомеостазиса и утверждавшего, что единство и постоянство внутренней среды организма поддерживаются цепью сложных и многообразных процессов, где важная, почти универсальная роль принадлежит функции симпатико-адреналовой системы.
Предложенный им термин «гомеостаз» обозначает способность организма поддерживать постоянство своей внутренней среды то есть поддержание постоянного состава крови, лимфы, тканевых жидкостей, удержание на определенном уровне величин осмотического давления, общей концентрации электролитов и концентрации отдельных ионов, кислотно-основного состояния, содержания в крови питательных веществ, продуктов промежуточного и конечного обмена и др.
При этом, согласно предложенной W.
Cannon 1929 концепции, показатели гомеостаза даже при значительных изменениях условий внешней среды удерживаются на определенном уровне, отклонения от которого происходят в сравнительно небольших пределах.
Гомеостатическое равновесие, по W.
Cannon, поддерживается механизмами автоматической саморегуляции, приобретенными живыми существами в результате совершенствования их приспособительной деятельности в процессе эволюции.
Cannon в одной из своих монографий 1932 пишет о том, что тайна мудрости тела — в гомеостазе, достигаемом совершенной адаптационной деятельностью.
Именно приспособительные реакции организма, по его мнению, поддерживают относительное динамическое постоянство его внутренней среды.
Тем не менее началом «эры общего адаптационного синдрома» стресса принято считать появление в 1936 г.
Селье под заглавием: «Syndrome produced by Diverse Nocuous Agents» «Синдром, вызываемый разными повреждающими агентами».
В данной статье автор, основываясь на результатах экспериментов, произведенных им на крысах, сообщает об отмеченных общих для всех случаев неспецифических изменениях во внутренних органах и анатомо-физиологических системах лабораторных животных, происходящих в ответ на действия различных по специфике экстремальных факторов холод; хирургическое повреждение; предельные физические нагрузки; интоксикация сублетальными дозами различных препаратов — адреналин, атропин, морфин, формальдегид и др.
Причем возникающий при действии всех этих факторов неспецифический синдром характеризуется прежде всего «классической» триадой симптомов: значительное увеличение коркового слоя надпочечников с исчезновением секреторных гранул из корковых клеток и усиленной митотической пролиферацией, особенно в пучковой зоне; острая инволюция тимико-лимфатического аппарата; появление кровоточащих язв в желудке и двенадцатиперстной кишке, наличие и выраженность которых никоим образом не зависят от природы специфических качеств повреждающего агента.
Очевидно, время публикации вышеуказанной статьи Г.
Селье 1960 совпадает и с появлением гипотезы о единой «стереотипной реакции на повреждение».
Автор свидетельствует: «…мы не видели вредных стимулов, которые не могли бы вызвать наш синдром».
В данной фразе совершенно четко обозначены фактические исходные позиции, с которых далее развивались идеи ученого.
Селье 1960 пишет: «Мы назвали этот синдром «общим» потому, что он вызывается лишь теми агентами, которые приводят к общему состоянию стресса… и, в свою очередь, вызывает генерализованное, то есть системное защитное явление».
Однако вполне приемлемый и абсолютно отвечавший полученным в экспериментах 1936 г.
Нетрудно заметить, что здесь речь уже не идет о синдроме, включающем «триаду» обнаруженных Г.
Селье в 1936 г.
Вполне очевидно, что ответные реакции на такие стимулы, как кратковременное мышечное напряжение, психическое возбуждение или кратковременное охлаждение неравноценны реакциям организма лабораторных животных в ответ на повреждающие воздействия, которые в отдельных случаях приводили к их смерти.
Селье с легкостью объединяет все эти реакции под флагом общего термина «стресс», тем самым фактически уничтожая его первоначальный физиологический смысл и придавая ему немыслимое количество степеней свободы.
Селье 1960 «неспецифические» параллели между генерализованной неспецифической реакцией организма и местной воспалительной реакцией приводят его к мысли о предельной близости и едва ли не идентичности этих процессов: «…Общий адаптационный синдром и воспаление являются неспецифическими реакциями, проходящими в своем развитии ряд различных стадий, обе могут быть вызваны различными стрессорами и способны повышать устойчивость организма к их воздействиям».
Термин «стрессор», употребленный здесь Г.
Селье, выступает уже не только в качестве характеристики некоего воздействия, вызвавшего неспецифическую генерализованную реакцию организма, но и в Железная дорога Городские службы, 69 элементов неспецифической характеристики местного повреждающего фактора, действие на организм которого совсем не обязательно должно привести к генерализованной стрессовой реакции как неспецифического состояния «предельного напряжения» данного организма.
Как следствие — появление «на свет» в устах самого Г.
Селье 1960 терминов «системный стресс» и «ограниченный местный стресс».
Такое «разделение» ответных реакций организма на генерализованные и локальные свидетельствует, кроме всего прочего, о реальном отсутствии у Г.
Анохин, 1958, 1968, 1980 и др.
В действительности местные реакции организма на повреждающие воздействия различной силы и неспецифические генерализованные ответные реакции организма на те же воздействия нелинейно взаимосвязаны и взаимозависимы, что не позволяет абсолютно разделить их, но это также не является поводом для объединения их «под флагом» единого термина, первоначальное физиологическое содержание которого вполне конкретно см.
Горизонтова 1980нет абсолютно никакого повода «для смешения совершенно разнородных процессов под общим термином стресса».
С момента появления этой формулировки любой исследователь со ссылкой на Г.
С этого момента термин «стресс» в устах Г.
Селье и его последователей перестал быть конкретным физиологическим понятием и стал расхожим «публичным» термином, в принципе означающим что угодно.
Селье термину «стресс» практически неограниченного числа «степеней свобод», вне всякого сомнения, способствовало росту его славы в среде его последователей и просто обывателей, но не могло не нанести вреда большому числу медико-биологических научных дисциплин, наиболее авторитетные представители которых оказались в той или иной степени солидарными с позицией «отца» общего неспецифического синдрома каковым «стресс» собственно уже и не являлся!
И хотя в одной из более поздних работ H.
Selye 1959 дает определение «стрессу» «…как состоянию, проявляющемуся специфическим синдромом, который включает в себя все неспецифически вызванные изменения в биологической системе», этот термин и в данной трактовке посмотреть больше приобрел более или менее четкого физиологического смысла.
Одно из последних определений стресса, данное самим Г.
Селье в книге «Стресс без дистресса», вышедшей в 1974 г.
Более того, последняя формулировка с учетом концепции H.
Данный факт отмечен Л.
Если же при этом обнаруживается хоть какое-либо изменение деятельности системы «гипофиз — кора надпочечников», то исчезают и последние сомнения если они были — стресс это или не стресс».
Впрочем, подавляющая часть исследователей в большинстве случаев «не утруждает» себя поисками хотя бы и одного из этих «компонентов», «справедливо» считая, что раз уж организм, согласно общепризнанным представлениям, отвечает на любое воздействие единственной стандартной неспецифической реакцией «стресс»то лишнее подтверждение ее существования бессмысленно.
Пытаясь проследить дальнейшую трансформацию представлений Г.
Селье о стрессе, в его статье «Концепция стресса.
Как мы ее представляем в 1976 г.
» мы находим: «Стресс является частью нашего каждодневного опыта…» и «даже в состоянии полного расслабления спящий человек испытывает некоторый стресс…».
Селье 1974 уже «не всегда результат повреждения» и его «не следует избегать».
В связи с этим утверждением Г.
Селье 1974, 1992 уже просто вынужден предоставить неспецифической генерализованной реакции «стресс» ничем не объяснимую «возможность» совершать метаморфозы в «дистресс» и «эустресс».
Однако, в частности, И.
Аршавский приведенная ссылка поддерживающий идеи Г.
Селье о возможности физиологического и патологического стресса, сам же пишет о том, что «…специальный физиологический анализ этих двух понятий не дается».
Несмотря ни на что, «стрессорные» идеи Г.
Селье оказались крайне привлекательными для многочисленных «ученых», жаждавших «получить» пусковой момент адаптации и не желавших заниматься поисками и раскрытием сложнейших механизмов самого процесса адаптации.
Таким образом, все вымыслы Селье о стрессе были приняты «научным» большинством в качестве истины, не требующей доказательств.
И именно на этой базе были построены растиражированные по всему миру представления о процессе адаптации.
Неспецифические адаптационные реакции организма Однако, несмотря на победное шествие буквально по всему миру «стресс-теории» Г.
Селье и ее публичный успех среди многочисленных последователей и поклонников «отца общего адаптационного синдрома», уже в 60-е годы ХХ в.
Селье 1960 об однообразии неспецифических проявлений в организме в ответ на разноплановые воздействия.
Леви 1970 пишет, что теория Г.
Селье «вызвала серьезную критику, в частности, на том основании, что этот синдром вызывается у человека воздействием только самых грубых из всех возможных стрессоров, например инъекцией формалина, в то время как на трудности повседневной жизни человек реагирует посредством адаптационных реакций совершенно отличного типа».
Протасова 1968 утверждали, что Г.
Селье не имел оснований для безграничного расширения понятия стресса, включая в него все возможные неспецифические реакции организма.
Было замечено, что «не все раздражители вызывают однотипную стандартную гормональную реакцию» и «стремление все неспецифические изменения, возникающие в… организме, трактовать как проявление стресс-реакции, делает это понятие расплывчатым и крайне неопределенным».
Хайдарлиу 1980 пишет: «…при стрессовых воздействиях характер биохимических сдвигов в ЦНС https://all4news.ru/kartridzh/portmone-dimanche.html не только морфофункциональными и биохимическими особенностями конкретных нервных образований и общим состоянием организма, но и характеристиками самого стрессора — его природой, интенсивностью, продолжительностью действия, повторяемостью и т.
Лазарев 1962, 1963изучавший состояния неспецифически повышенной сопротивляемости организма.
Selye, 1936, 1952; Г.
Лазарев, 1962, 1963; О.
Баевский 1972 пишет, что «…три стадии общего адаптационного синдрома, описанные Г.
Селье применительно к острым опытам на животных, не могут быть использованы в практике оценки состояния человека, подвергающегося воздействию неадекватных факторов», и предлагает свою рабочую классификацию состояний организма по степени напряжения регуляторных систем.
Петков, 1974; и др.
Была выдвинута гипотеза о различии неспецифических реакций организма в зависимости от количественных характеристик действующих факторов.
Квакина, 1970; и др.
Реакция на слабые воздействия.
Реакция на воздействие средней силы.
Реакция на сильные, чрезвычайные воздействия.
Установлено, что реакция тренировки протекает стадийно: 1 стадия ориентировки; 2 стадия перестройки; 3 стадия тренированности.
Стадия ориентировки, формирующаяся в организме через 6—24—48 ч, характеризуется некоторым увеличением тимуса в 5 раза.
Отмечается комплекс изменений в эндокринной «системе»: умеренное увеличение коры надпочечников за счет как пучковой, так и клубочковой зоны ответственной за секрецию минералокортикоидови, соответственно, увеличение секреции глюкокортикоидных и минералокортикоидных гормонов.
Увеличение продукции глюкокортикоидов, по мнению Л.
Отмечено также умеренное повышение в стадии ориентировки функции щитовидной железы.
В стадии ориентировки у крыс умеренно увеличивается https://all4news.ru/kartridzh/raspopov-gennadiy-fedorovich-kak-sozdat-ekosad-i-sohranit-zdorove-soveti-vracha-i-sadovoda-s-40-le.html активных фаз полового цикла, повышается гонадотропная активность гипофиза, умеренно повышается активность половых желез.
В ЦНС в стадии ориентировки преобладает состояние охранительного торможения.
Повторные воздействия в тех же или несколько больших дозировках приводят к развитию в организме следующей стадии реакции тренировки — стадии перестройки.
Эту стадию характеризует постепенное снижение секреции глюкокортикоидных гормонов до уровня нормы и постепенное повышение секреции минералокортикоидов.
Продолжающееся слабое стимулирование организма приводит к развитию в нем стадии тренированности.
Для этой стадии характерно снижение до уровня нормы секреции глюкокортикоидов и несколько повышенное содержание минералокортикоидов — несколько большее в 1,5—1,8 разачем в стадию ориентировки увеличения тимуса.
Система свертывания крови в стадии тренировки характеризуется гипокоагуляционным сдвигом, правда, несколько менее выраженным, чем в стадии ориентировки.
Данная реакция также развивается стадийно: 1 стадия первичной активации; 2 стадия стойкой активации.
Для стадии первичной активации характерно значительное в 2—2,5 раза по сравнению с контролем увеличение тимуса, обусловленное истинной, согласно данным Л.
Морфофункциональные исследования коры надпочечников выявили ее увеличение, прежде всего за счет клубочковой зоны, ответственной за секрецию минералокортикоидов.
При этом пучковая зона могла быть увеличена незначительно или оставалась неизменной.
Для стадии первичной активации характерно выраженное увеличение секреции минералокортикоидных гормонов при повышенной до верхней границы нормы секреции глюкокортикоидов, то есть отмечается преобладание секреции минералокортикоидов, а также умеренное повышение активности половых желез, повышение гонадотропной активности гипофиза.
Важно отметить изменения в этой стадии некоторых показателей обмена веществ.
Повышены анаэробный на 15—20 % и аэробный на 75—85 % виды гликолиза.
Последующие воздействия на организм в тех же дозировках позволяют достичь следующей стадии реакции активации — стадии стойкой активации.
Она характеризуется практическим отсутствием различий по сравнению со стадией первичной активации в размерах тимуса и соотношения форменных элементов белой крови.
Отсутствуют и существенные различия гормональной реакции организма.
Отмечена стабильно 5 функциональная активность щитовидной железы, умеренно повышена активность половых желез.
Согласно результатам исследований, полученным еще Г.
Селье 1936на чрезмерные по силе воздействия организм отвечает генерализованной неспецифической стрессорной реакцией и формированием в нем одноименного состояния.
Горизонтов 1980 дает следующее определение стресса: «…под стрессом мы понимаем общую адаптивную реакцию, которая возникает в неблагоприятных жизненных условиях, угрожающих нарушению гомеостаза организма».
Селье, 1950, 1952, 1956, 1960 и др.
Селье, 1960 и др.
Горизонтов 1980 считает, что наиболее ранние неспецифические изменения появляются через 3—12 ч после воздействия.
Стадию характеризуют определенные «специфические» изменения в органах и системах организма.
Прежде всего следует упомянуть обнаруженную в свое время H.
Selye 1936 «триаду» изменений в органах и системах: изъязвление слизистой желудочно-кишечного тракта; уменьшение размеров тимуса; гипертрофия коры надпочечников.
Селье, 1960 и др.
В эндокринной системе в ответ на чрезмерные по силе воздействия в стадии тревоги стимулируется секреция адренокортикотропного гормона АКТГв свою очередь приводящая к повышению секреции глюкокортикоидных гормонов коры надпочечников, при параллельном снижении секреции минералокортикоидов.
Морфофункциональные исследования коры надпочечников у крыс показали, что при стрессе в стадии реакции тревоги кора надпочечников значительно увеличена за счет пучковой зоны, ответственной за секрецию глюкокортикоидов.
В стадии тревоги угнетены также деятельность щитовидной и половых желез.
Гаркави, 1968, 1969; Л.
Изучение течения обменных процессов в этой стадии выявило резкое повышение в 7—8 раз содержания в головном мозге лабораторных животных аммиака, повышение на 60—90 % содержания глютамина и снижение вдвое глютаминовой кислоты.
Отсутствовали изменения в головном мозге тканевого дыхания.
Отмечено накопление макроэргических фосфатов АТФ, КрФ и возрастание на 30 % эстерификации неорганического фосфора.
Во время стадии тревоги резко возрастают анаэробный на 60—70 % и аэробный в 2—2,5 раза синтез.
То есть, создается состояние напряжения обмена.
В стадии тревоги в электроэнцефалограмме удается выявить отсутствие регулярности смены ритмов и низкую амплитуду колебаний.
Стадия резистентности Именно с запредельным торможением «крайней мерой защиты», по И.
Поскольку стадия резистентности развивается после стадии тревоги, протекающей с большими энергетическими тратами, элементами повреждения и угнетением защитных сил организма, то повышение резистентности при стрессе, согласно мнению, в том числе Г.
Селье 1960дорого обходится.
Стадия истощения Стадия истощения, развивающаяся в результате продолжительного действия стрессора, может быть представлена на примере, к сожалению, достаточно часто встречающейся в клинике стадии декомпенсации патологических процессов.
Эти понятия не тождественны, но стадию истощения стресса в грубом приближении можно представить как генерализованную нейроэндокринную декомпенсацию.
Селье 1960не связывавшему общий адаптационный синдром стресс-реакция с метаболическими изменениями в организме, подвергшемуся воздействию стрессора, исследования Л.
Неспецифические реакции организма как сообщается здесь ответ на суммарные величину и интенсивность средового воздействия нагрузки непосредственно определяют уровень неспецифической резистентности организма и опосредованно — уровень иммунитета а следовательно — уровень инфекционной заболеваемости спортсменов.
Основы теории функциональных систем Результат реагирования человеческого организма на комплекс действующих факторов определяется не только характеристиками этих действующих факторов, но прежде всего — 5, фенотипическими и функциональными свойствами организма человека, подвергающегося действию комплекса средовых факторов.
Павлов, 2000 и др.
Селье 1936, 1952, 1960 и др.
Меерсона 1981 ; Ф.
Пшенниковой 1988 ; В.
Платонова 1988, 1997 и их многочисленных соратников и последователей.
Представления об адаптации Г.
Впервые понятие системности в русской физиологии с целью исследования жизнедеятельности целого организма и в приложении к процессам высшей нервной деятельности ввел И.
Вместе с тем, с расширением знаний о механизмах поведенческого акта, развитием и усовершенствованием методики исследований, с появлением новых фактов, вступавших в противоречие с канонами рефлекторной теории, ограниченной узкими рамками афферентно-эффекторных отношений, становилось все более ясно, что условный рефлекс, объясняющий тот или иной поведенческий акт по декартовской формуле «стимул-реакция», не может полностью объяснить приспособительный характер поведения человека и животных.
Интенсивный рост числа результатов различных исследований способен привести исследователя к ощущению беспомощности перед половодьем аналитических фактов.
Очевидно, что только нахождение какого-то общего принципа может помочь разобраться в логических связях между отдельными фактами и позволить на ином, более высоком уровне проектировать новые исследования.
Системный подход в науке позволяет осмыслить то, чего нельзя понять при элементарном анализе накопленного в исследованиях материала.
Системность — тот ключ, который позволяет соединить уровень целостного и уровень частного, аналитически полученного результата, заполнить пропасть, разделяющую эти уровни.
Создание концепции функциональной системы — серьезнейшая задача, решение которой позволяет сформулировать принцип работы, находящийся, с одной стороны, в области целостности и https://all4news.ru/kartridzh/kartridzh-dlya-sharp-ar-5320d-sharp-ar-202dv-ar202ld-originalniy-developer.html черты интегративного целого, а с другой — в аналитической области.
Функциональная система позволяет осуществлять исследование в любом заданном участке целого с помощью любых методов.
Едва ли есть хоть одно направление в современной науке, где так или иначе не употреблялся бы термин «система», имеющий к тому же весьма древнее происхождение.
В качестве примера: достаточно широко распространено употребление учеными и практиками в медицине и физиологии словосочетаний «сердечно-сосудистая система», «легочная система» и др.
Представление о системе как о взаимодействующих компонентах и собственно их взаимодействие «не может сформировать систему, поскольку анализ истинных закономерностей функционирования с точки зрения функциональной системы раскрывает скорее механизм «содействия» компонентов, чем их «взаимодействие»» и «… система, при своем становлении приобретает собственные и специфические принципы организации, не переводимые на принципы и свойства тех компонентов и процессов, из которых формируются целостные системы».
Теория функциональных систем была разработана П.
Анохиным 1935 в результате проводимых им исследований компенсаторных приспособлений нарушенных функций организма.
Как показали эти исследования, всякая компенсация нарушенных функций может иметь место только при мобилизации значительного числа физиологических компонентов, зачастую расположенных в различных отделах ЦНС и рабочей периферии, тем не менее всегда функционально объединенных на основе получения конечного приспособительного эффекта.
При этом принцип функциональной системы используется как единица саморегуляторных приспособлений в многообразной деятельности целого организма.
Ядром функциональной системы является приспособительный эффект, определяющий состав, перестройку эфферентных возбуждений и неизбежное обратное афферентирование о результате промежуточного или конечного приспособительного эффекта.
Понятие функциональной системы охватывает все стороны приспособительной деятельности целого организма, а не только взаимодействия или какую-либо комбинацию нервных центров «констелляция нервных центров» — по А.
Именно достаточность или недостаточность результата определяет поведение системы: в случае его достаточности организм переходит на формирование другой функциональной системы с другим полезным результатом, представляющим собой следующий этап больше информации универсальном континууме результатов.
В случае недостаточности полученного результата происходит стимулирование активирующих механизмов, возникает активный подбор новых компонентов, создается перемена степеней свободы действующих absolutely Картридж для (T1594) EPSON St Photo R2000 желт (18,4ml, Pigment) MyInk you организаций и, наконец, после нескольких «проб и ошибок» находится совершенно достаточный приспособительный результат.
Были сформулированы основные признаки функциональной системы как интегративного образования: 1.
Функциональная система является центрально-периферическим образованием, становясь, таким образом, конкретным аппаратом саморегуляции.
Она поддерживает свое единство на основе циклической циркуляции от периферии к центрам и от центров к периферии, хотя и не является «кольцом» в полном смысле этого слова.
Существование любой функциональной системы непременно связано с получением какого-либо четко очерченного результата.
Именно этот результат определяет то или иное распределение возбуждений и активностей по функциональной системе в целом.
Другим абсолютным признаком функциональной системы является наличие рецепторных аппаратов, оценивающих результаты ее действия.
Эти рецепторные аппараты в одних случаях могут быть врожденными, в других это могут быть обширные афферентные образования центральной нервной системы, воспринимающие афферентную сигнализацию с периферии о результатах действия.
Характерной чертой такого афферентного аппарата является то, что он складывается до получения самих результатов действия.
Каждый результат действия такой функциональной системы формирует поток обратных афферентаций, представляющих все важнейшие признаки параметры полученных результатов.
В том случае, когда при подборе наиболее эффективного результата эта обратная афферентация закрепляет последнее наиболее эффективное действие, она становится «санкционирующей афферентацией».
В поведенческом смысле функциональная система имеет ряд дополнительных широко разветвленных аппаратов.
Жизненно важные функциональные системы, на основе которых строится приспособительная деятельность новорожденных животных к характерным для них экологическим факторам, обладают всеми указанными выше чертами и архитектурно оказываются созревшими точно к моменту рождения.
Функциональная система всегда гетерогенна.
Конкретным механизмом взаимодействия компонентов любой функциональной системы является освобождение их от избыточных степеней свободы, не нужных для получения данного конкретного результата, и, наоборот, сохранение всех тех степеней свободы, которые способствуют получению результата.
В свою очередь, результат через характерные для него параметры и благодаря системе обратной афферентации имеет возможность реорганизовать систему, создавая такую форму взаимодействия между ее компонентами, которая является наиболее благоприятной для получения именно запрограммированного результата.
Смысл системного подхода состоит в том, что элемент или компонент функционирования не должен пониматься как самостоятельное и независимое образование, он должен пониматься как элемент, чьи степени свободы подчинены общему плану функционирования системы, направляемому получением полезного результата.
Таким образом, результат является неотъемлемым и решающим компонентом системы, создающим упорядоченное взаимодействие между всеми другими ее компонентами.
Все ранее известные формулировки систем построены на принципе взаимодействия множества компонентов.
Вместе с тем элементарные расчеты показывают, что простое взаимодействие огромного числа компонентов, например человеческого организма, ведет к бесконечно огромному числу степеней их читать далее />То есть простое взаимодействие компонентов реально не является фактором, объединяющим их в систему.
Именно поэтому в большинство формулировок систем входит термин «упорядочение».
Однако, вводя этот термин, необходимо понять, что же «упорядочивает» «взаимодействие» компонентов системы, что объединяет эти компоненты в систему, что является системообразующим фактором.
Анохин считает, что «таким упорядочивающим фактором является результат деятельности системы».
Согласно его концепции, только результат деятельности системы может через обратную связь афферентацию воздействовать на систему, перебирая при этом все степени свободы и оставляя только те, которые содействуют получению результата.
«Традиция избегать результат действия как самостоятельную физиологическую категорию неслучайна.
Но «результат господствует над системой, и над всем формированием системы доминирует влияние результата.
«Поведение» системы определяется прежде всего ее удовлетворенностью или неудовлетворенностью полученным результатом.
Неудовлетворенность системы результатом стимулирует ее активность в поиске и подборе новых компонентов на основе перемены степеней свободы действующих синаптических организаций — важнейшего звена функциональной системы и достижении достаточного результата.
Более того, одно из главнейших качеств биологической самоорганизующейся системы состоит в том, что система в процессе достижения окончательного результата непрерывно и активно производит перебор степеней свободы множества компонентов, часто даже в микроинтервалах времени, чтобы включить те из них, которые приближают организм к получению конкретного запрограммированного результата.
Получение системой конкретного результата на основе степени содействия ее компонентов определяет упорядоченность во взаимодействии множества компонентов системы, а следовательно, любой компонент может быть задействован и способен войти в систему только в том случае, если он вносит свою долю содействия в получение запрограммированного результата.
Анохин, 1958, 1968 и др.
Введение понятия структуры в систему приводит к ее пониманию как чего-то жестко структурно детерминированного.
Вместе с тем, именно динамическая изменчивость входящих в функциональную систему структурных компонентов является одним из ее самых характерных и важных свойств.
Кроме того, в соответствии с требованиями, которые функция предъявляет структуре, живой организм обладает крайне важным свойством внезапной мобилизуемости его структурных элементов.
Не менее важным обстоятельством является то, что функциональные системы, обеспечивающие какой-то результат, можно изолировать только с дидактической целью.
В конечном итоге единственно полноценной функциональной системой является собственно живой организм, существующий в непрерывном пространственно-временном континууме получаемых приспособительных результатов.
Выделение из целостных поведенческих актов любых функциональных систем «низшего уровня» в значительной степени искусственно и может быть оправдано лишь с позиций облегчения их исследования.
Но всегда следует помнить, что эти искусственно выделенные «функциональные системы» сами по себе являются взаимосодействующими компонентами целостных функциональных систем, используемых организмом в процессе своего существования в среде.
Поэтому, по мнению П.
Анохина 1978говоря о составе функциональной системы, необходимо иметь в виду тот факт, что «…каждая функциональная система, взятая для исследования, неизбежно находится где-то между тончайшими молекулярными системами и наиболее высоким уровнем системной организации в виде, например, целого поведенческого акта».
Центральная архитектура целенаправленного поведенческого акта развертывается последовательно и включает следующие узловые механизмы: 1.
Формирование акцептора результата действия.
Обратная афферентация эфферентный синтез.
Таким образом, функциональная система по П.
Анохину 1935 — это «законченная единица деятельности любого живого организма и состоящая 5 целого ряда узловых механизмов, которые обеспечивают логическое и физиологическое формирование поведенческого акта».
Образование функциональной системы характеризуется объединением частных физиологических процессов организма в единое целое, обладающее своеобразием связей, отношений и взаимных влияний именно в тот момент, когда все эти компоненты мобилизованы на выполнение конкретной функции.
Именно здесь кроется ошибка П.
Анохина и это именно тот момент, который обусловил фактическую невозможность до последнего времени реального применения теории функциональных систем в науке и практике.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
Павлов, 2000, 2001, 2008, 2010 и др.
Другими словами, пробегание 100-метровой дистанции трусцой и с максимальной скоростью — две совершенно разные функциональные системы бега, обеспечиваемые различными структурными компонентами.
Равно как примерами различных функциональных систем являются, например, проплывания с одной скоростью, но разными стилями одной и той же дистанции.
Более того, изменение любых параметров двигательного акта при сохранении одинакового конечного результата также будет свидетельствовать о «задействовании» в реализации данных поведенческих актов различных функциональных систем, «собранных» из различных структурно-функциональных компонентов.
Однако это положение не принимается сегодня ни физиологами, ни спортивными педагогами в противном случае, последним придется кардинальным образом пересмотреть свои позиции по вопросам теории и методики спортивной тренировки.
Платоновым 1988, 1997 в защиту концепции абсолютной лабильности функциональных систем приводятся данные о проплывании соревновательной дистанции Линой Качюшите, свидетельствующие о том, что одного и того же конечного результата можно достичь при разной частоте гребковых движений.
Платонов проигнорировал как ряд положений теории функциональных систем П.
Анохина 1935, 1958, 1968 и др.
Шидловским 1978, 1982 и обязывающие оценивать не только конечный результат, но и максимум его параметров.
Пример же, приведенный В.
Платоновым 1988, 1997свидетельствует лишь о том, что один и тот же конечный результат может быть достигнут с использованием различных функциональных систем.
Анохин 1968 писал: «Совершенно очевидно, что конкретные механизмы интеграции, связанные с определенными структурными образованиями, могут менять свою характеристику и удельный вес в процессе динамических превращений функциональной системы».
В связи с этим следует вспомнить о свойстве функциональной системы изменяться в процессе своего формирования и признать, что на начальных этапах своего формирования функциональная система обязательно должна быть в достаточной степени лабильна.
В противном случае окажется невозможным перебор множества всевозможных сочетаний исходно «свободных» компонентов с целью поиска 5 необходимых для формирующейся системы.
В то же время сформированная функциональная система всегда должна быть предельно «жестка» и обладать минимумом лабильности.
Следовательно, на разных этапах своего формирования функциональная система будет обладать различными уровнями лабильности, а сам процесс формирования любой функциональной системы должен сопровождаться сужением пределов ее лабильности, определяемых уже исключительно параметрами промежуточных и конечного результатов.
Законы адаптации Подавляющая часть врачей и спортивных педагогов абсолютно уверена, что процесс адаптации протекает по схеме «стресс — адаптация — дезадаптация — реадаптация».
Сделав «стресс» единственной неспецифической реакцией организма, авторы вышеприведенной «схемы» сделали сам процесс адаптации дискретным, прерывистым, 5 только от наличия стрессора, а это противоречит всем законам Природы.
Неспецифические характеристики действующих на организм факторов не могут рассматриваться в отрыве от специфических качеств этих факторов.
Павлов, 2000, 2010; С.
И организм не может реагировать отдельно на неспецифические и специфические свойства действующих факторов!
Но специфики в вышеприведенной «схеме» нет вообще, а следовательно, в этом случае совершенно непонятно, как протекает сам процесс адаптации.
«Дезадаптация» в представлении создателей «схемы» — процесс, обратный процессу «адаптации», ее «разрушение», что вообще возможно только в связи со смертью организма.
Использование термина «дезадаптация» также свидетельствует о бытующем представлении об адаптации как о процессе, возникающем периодически.
И следует сказать, что появление термина «дезадаптация» тесно связано с представлением о том, что адаптация — это всегда достижение организмом неких больших возможностей.
Аршавский 1980 утверждал: «Адаптацией является лишь та реакция, которая обогащает развивающийся организм новыми увидеть больше потенциалами».
Но это представление в корне неверно, и мы вынуждены уличить И.
Аршавского и его многочисленных последователей в элементарном незнакомстве с первоисточниками и физиологическими фактами: «Мы обнаруживали при стрессе катаболизм с дезинтеграцией Неодимовый магнит 7х1, атрофию или даже некроз клеток во всех тканях и органах т.
Процесс «реадаптации», по мнению большинства, означает «возвращение» организма к ранее достигнутому уровню адаптации.
Но: «Нельзя войти в одну и ту же реку дважды!
Организм изменчив — это его неотъемлемое свойство, а потому все последующие адаптационные циклы будут не возвратом к «ранее достигнутому уровню адаптации», а движением к достижению изменившимся организмом новых «уровней адаптации» которые вовсе не обязаны «превышать» ранее достигнутые.
Таким образом, схема «стресс — адаптация — дезадаптация — реадаптация» абсурдна от начала до конца и никоим образом не отражает реальные процессы, происходящие в организме во время его непрерывного приспособления к всегда комплексно действующим на него факторам среды.
Может показаться, что разногласия, зафиксированные в работах различных авторов, по вопросу лабильности функциональных систем несущественны.
Однако, в том числе, ошибочная точка зрения по данному вопросу не дает возможности В.
Платонову 1988, 1997 и другим последователям Ф.
Меерсона 1981 занять реальные физиологические позиции во взгляде на сущность процесса адаптации.
Павлов, 1999, 2000 и др.
Афонякин, 2001; и др.
Селье, 1936, 1952; Ф.
Платонов, 1988, 1997; и др.
Адаптация — процесс непрерывный, прекращающийся только в связи со смертью организма.
Процесс адаптации ввиду его сложности и разнонаправленности не может быть описан линейно.
В основе процесса адаптации высокоорганизованного организма всегда лежит формирование абсолютно специфической функциональной системы конкретного поведенческого актаадаптационные изменения в компонентах которой служат одним из обязательных «инструментов» ее формирования.
Системообразующими факторами любой функциональной системы являются конечный и промежуточные результаты ее «деятельности», что обуславливает необходимость всегда мультипараметрической оценки не только конечного результата работы системы, но и характеристик «рабочего цикла» любой функциональной системы и определяет ее абсолютную структурно-функциональную специфичность.
Системные реакции организма на комплекс одновременных или и последовательных средовых воздействий всегда специфичны, причем неспецифическое звено адаптации, являясь неотъемлемым компонентом любой функциональной системы, также определяет специфику его реагирования.
Можно и нужно говорить об одновременно действующих доминирующем и обстановочных афферентных влияниях, но следует понимать, что организм реагирует всегда на весь комплекс средовых воздействий формированием единой специфичной к данному комплексу функциональной системы.
Каждая функциональная система предельно специфична и в рамках этой специфичности относительно лабильна лишь на этапе своего формирования.
Любая по сложности функциональная система может быть сформирована только на основе «предсуществующих» физиологических структурно-функциональных механизмов, которые, в зависимости от «потребностей» конкретной целостной системы, могут быть вовлечены или не вовлечены в нее в качестве ее компонентов.
Компоненты функциональной системы определяют ее «поведение» в целом, оказывая при этом влияние друг на друга, но и система в целом всегда оказывает влияние на составляющие ее компоненты.
Сложность и протяженность «рабочего цикла» функциональных систем не имеет границ во времени и пространстве.
Обязательным условием полноценного формирования любой функциональной системы является постоянство или периодичность действия на протяжении всего периода формирования системы на организм стандартного, неизменного комплекса средовых факторов, «обеспечивающего» столь же стандартную афферентную составляющую системы.
Еще одно обязательное условие формирования любых функциональных систем — участие в этом процессе механизмов памяти.
Абсолютная функциональная специфичность целостных функциональных систем конкретных поведенческих актов определяется столь же абсолютной структурной специфичностью компонентов этих функциональных систем, «взаимосодействие» которых и обеспечивает реализацию данных поведенческих актов.
Павлов, 2000, жмите сюда, 2010 и др.
Более того, вполне логично предположить, что уровень кровоснабжения каждого из компонентов функциональной системы зависит от «долевого участия» данного компонента в работе конкретной функциональной системы.
Избирательность кровоснабжения компонентов функциональных систем — далеко не единственный механизм, обеспечивающий и определяющий «внутреннюю» специфичность поведенческих актов, но он по праву может быть причислен к числу «основных».
И дело не только в том, что кровь а точнее — эритроциты крови является «средством» доставки к работающим тканям кислорода.
Кровь осуществляет «транспортные» функции в целом, обеспечивая доставку в ткани организма огромного количества «субстратов», жмите для его жизнедеятельности в тех или иных условиях существования.
Но «пункты» и «размеры» доставки всех этих «субстратов» включая кислород всегда и в каждом конкретном случае определяются самой функциональной системой, ее абсолютной спецификой.
Действующие факторы среды — объемное, комплексное понятие, включающее все надпороговые по силе воздействия на организм факторы, которые реально оказывают на организм специфическое воздействие в конкретный момент времени.
Действующие факторы — «внешние» или «внутренние» воздействия на организм — всегда рассматриваются и оцениваются во взаимодействии с биологическим объектом организмом и вне этого «взаимодействия» самостоятельной «стоимости» не имеют.
Сила величина воздействия какого-либо фактора суммы факторов определяется сугубо индивидуальной реакцией на него каждого субъекта, зависящей не только от характеристик действующего фактора, но и от адаптационных возможностей данного субъекта и его по ссылке состояния».
Так, одна и та же «доза» сила воздействия даже для одного индивидуума в зависимости от его состояний в разные периоды времени может оказаться слабой, средней по силе, сильной или чрезмерной.
Следовательно, в спорте нельзя оценивать величину тренировочной нагрузки, ориентируясь исключительно на «внешние» характеристики самой нагрузки объем, интенсивность и проч.
Истинный размер произведенной организмом работы всегда отражен в неспецифических реакциях организма и может быть достоверно оценен только по этим реакциям.
Любой действующий фактор несет в себе как неспецифические, так и специфические черты.
Более того, эти черты в нем буквально переплетены, и разделение свойств действующего фактора на неспецифическое и специфическое абсолютно условно и в реальной жизни недопустимо.
И в связи с этим: ни одна из неспецифических реакций организма на какое-либо воздействие это, в том числе, касается стресса!
Платонов и их многочисленные последователипоскольку неспецифические характеристики любого действующего на организм фактора неотделимы от его специфических качеств.
Неспецифичность действия на организм любого комплекса факторов, как уже ранее было сказано, характеризуется величиной изменений в функционировании нейроэндокринной системы организма.
Специфичность действия какого-либо комплекса факторов определяется специфичностью и величиной биохимических и структурных изменений в организме в ответ на более или менее длительное действие данного фактора.
Неспецифические и специфические реакции организма на действие комплекса факторов взаимосвязаны и взаимозависимы, поскольку являются ответом организма на различные свойства количественные и качественные единого комплекса раздражителей.
На практике бывает крайне сложно оценить специфичность действия на организм суммы факторов, особенно, если разрозненные действия данных факторов на организм вызывают разнонаправленные ответы.
В то время как действия неспецифических звеньев разнонаправленных факторов «суммируются» формируя неспецифический ответ организма на суммарную нагрузкууровень специфичности действия их суммы при неограниченном увеличении числа таких факторов в ограниченном например, тренировочным занятии промежутке времени может стремиться к нулю, либо, в определенных условиях, носить отрицательное значение.
Кроме того, преобладание суммы неспецифических звеньев факторов воздействия само по себе уже может изменять направление вектора суммы их специфических звеньев даже в случае применения однонаправленных по специфичности воздействий при значительном превышении первыми пороговых значений.
Адаптация — процесс специфического приспособления организма к всегда комплексно действующим на него факторам среды и процесс поддержания структурно-функциональной стабильности окончательно сформированных функциональных систем организма что соответствует состоянию абсолютной адаптированности организма к комплексно действующим факторам среды.
Процесс адаптации даже в предельно упрощенном варианте не может быть представлен в виде процесса структурного накопления тогда культуристы были бы лучшими в любом виде спортав чем нас пытаются убедить Ф.
Платонов и их последователи.
Процесс адаптации — это в первую очередь процесс «построения» специфических функций организма, позволяющих получать требуемый организму и возможный для данного организма результат.
Но, поскольку функции организма «жестко» связаны с его структурными образованиями, то процесс адаптации еще более достоверно должен быть представлен в виде целенаправленного специфического функционально-структурного приспособления к условиям, в которые поставлен конкретный организм.
Адаптированность абсолютная, полная — абсолютный результат процесса адаптации — состояние специфического динамического равновесия организма, сформировавшееся в результате продолжительного в течение периода адаптации «взаимодействия» данного организма с неизменным комплексом факторов среды.
Абсолютная адаптированность организма к комплексу стандартных, относительно неизменных по силе и специфичности воздействий в спорте — тренировочных нагрузок напрямую связан с окончательным формированием конкретной функциональной системы конкретного двигательного акта.
Оптимальная специфичность комплекса тренировочных нагрузок ведет к истинному достижению пика спортивной формы.
Длительность формирования функциональной системы длительность периода адаптации при соблюдении оговоренных выше условий определяется Картридж cactus CS-C9362 132 формируемой функциональной системы и генетически обусловленным индивидуальным адаптационным периодом.
Необходимость достижения более высоких уровней спортивной тренированности в дальнейшем каждый раз диктует смену доминант изменение специфики тренировки и формирование новой функциональной системы исходя из достигнутого уровня тренированности.
Уровень адаптированности — уровень приспособленности — состояние организма, оцениваемое мультипараметрически на любом этапе его приспособления к комплексно действующим на него факторам среды.
Формирующаяся функциональная система работает в некоем континууме промежуточных результатов.
После достижения ею определенной промежуточной цели начинается ее «беспокойство» на предмет достижения следующей.
При этом в системе идет отбор именно тех степеней свободы ее компонентов, которые при их интегрировании определяют в дальнейшем получение конечного результата.
Адаптационные реакции — специфические реакции организма, его «срочный» ответ на комплексно действующие факторы среды.
Не следует путать адаптационные взято отсюда со «срочной адаптацией».
Последний термин вообще безграмотен: «срочная адаптация» по Ф.
Меерсону 1981 — это экстренное функциональное приспособление организма к совершаемой этим организмом работе.
Попытайтесь представить себе данный феномен и возможность его реализации: работа уже «совершается», но организм к ее выполнению еще функционально не готов.
За счет чего же тогда совершается работа?
А вот с точки зрения теории функциональных систем все крайне просто и логично: используя все ранее описанные механизмы, запускается работа конкретной функциональной системы конкретного поведенческого акта и никакой «срочной адаптации» функционального приспособления к самой «внешней» работе не происходит и происходить не может.
А вот адаптационные реакции организма в ответ на выполняемую или выполненную работу которая, как ранее было выяснено, всегда обладает абсолютной функционально-структурной специфичностью — ее обязательное следствие.
В грубом рассмотрении, адаптационные реакции организма в ответ на производимую или произведенную работу — это мотивированный спецификой выполняемой или выполненной работы гомеорез в компонентах конкретной функциональной системы.
Адаптационные реакции в свою очередь стимулируют течение обменных процессов в компонентах работающей в данный момент функциональной системы, обеспечивая ее стабильность если она полностью сформирована или провоцируя функционально мотивированные адаптационные изменения опять же в ее компонентах если данная функциональная система находится на той или иной стадии своего формирования.
Неспецифические адаптационные реакции организма — искусственно выделенное звено адаптации, позволяющее оценить истинный отраженный в реакциях организма «размер» комплекса действующих на организм факторов среды.
Неспецифические реакции организма обеспечиваются его нейроэндокринной системой.
Их выраженность зависит от «исходного состояния» организма а точнее — от «исходного состояния» его нейроэндокринной системы и от относительного «размера» «внешнего» или «внутреннего» воздействия на организм, или совершаемой организмом работы.
Адаптационные изменения — специфические изменения, происходящие в организме в процессе его приспособления к комплексно действующим на него факторам среды — один из основных «инструментов» адаптации, используемый организмом как для достижения состояния адаптированности, так и для поддержания организма в этом состоянии.
Адаптационные изменения более или менее выраженные происходят в организме в ответ на любые изменения его внешней и внутренней среды.
Спортивная тренировка должна фактически являться целенаправленным изменением условий существования https://all4news.ru/kartridzh/kartridzh-oki-4397920243979211.html спортсмена, призванным добиться в нем определенных спецификой избранного вида спорта адаптационных изменений.
При этом следует помнить, что адаптационные изменения могут носить и негативный или относительно негативный характер, в том числе и в случаях, когда речь идет о спорте в случаях неправильно построенного тренировочного процесса.
О негативном для организма эффекте — перераспределении клеточного фонда организма за счет гепатоцитов в как сообщается здесь адаптационных изменений в ответ на многолетние тренировочные нагрузки упоминает А.
Об отрицательных эффектах адаптации к спортивной деятельности пишет В.
Платонов 1988утверждая, что в результате длительных физических нагрузок уменьшается количество функциональных единиц в почках до 25 %надпочечниках до 20 %печени до 30 %.
Процесс адаптации при соблюдении вышеназванных условий протекает стадийно: 1.
Стадия первичной экстренной мобилизации предсуществующих компонентов системы.
Стадия выбора необходимых системе компонентов.
Стадия относительной стабилизации компонентного состава функциональной системы.
Стадия полной стабилизации функциональной системы.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
В связи с этим стадия первичной экстренной мобилизации предсуществующих компонентов системы характеризуется максимальной интенсивностью обменных процессов в организме в целом, а соотношение анаболических и катаболических процессов характеризуемое индексом анаболизма в организме на этой стадии адаптации организма к новому комплексу тренировочных нагрузок чаще всего носит «отрицательный» характер с выраженной тенденцией к превалированию процессов катаболизма.
Тренер и спортивный врач могут зафиксировать в этот период снижение массы тела спортсмена и в зависимости, в том числе, от специфики применяемой тренировочной нагрузки определяемой не только ее качественными, но и количественными характеристикамив той или иной степени — снижение массы как жирового, так и мышечного компонентов массы его тела.
Это связано прежде всего с достаточной напряженностью работы нейроэндокринной системы организма, вынужденного для реализации новой для него деятельности задействовать избыточное количество своих функционально-структурных элементов.
Формирующаяся функциональная система двигательного акта или комплекса двигательных актов на этой стадии ее формирования https://all4news.ru/kartridzh/kartridzh-cactus-cs-tn3480.html специфична.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
Павлов, 2000, 2001, 2008, 2010 и др.
То есть на этой стадии только читать статью выбор необходимых системе компонентов, которые в дальнейшем при достижении организмом состояния адаптированности и будут определять ее абсолютную специфичность.
Высокая лабильность функциональной системы конкретного двигательного акта или конкретного комплекса двигательных актов на рассматриваемой стадии ее формирования обусловливает, в том числе, относительно низкую специфичность адаптационных изменений 5 организме спортсмена.
Селье 1952, 1960Ф.
Меерсон 1981 и его последователи писали об ограниченности и конечности «адаптационной энергии», правда, забыв рассказать читателю, что же такое в их понимании «адаптационная энергия».
Поэтому, стимулируя структурно-функциональный рост ненужных системе в дальнейшем компонентов, тренер и спортивный врач в конечном итоге «обкрадывают» спортсмена, отбирая его очки, секунды, сантиметры.
Последнее в большей степени относится к сегодняшним принципам построения спортивной тренировки, проповедуемым Л.
Матвеевым 1996 и др.
Платоновым 1988, 1997 и их многочисленными соратниками и последователями.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
Причем эта «подгонка» осуществляется системой прежде всего в результате направленных специфических адаптационных изменений в ранее отобранных ею компонентах.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
Однако именно на стадии относительной стабилизации компонентного состава функциональной системы адаптационные изменения в ее компонентах, с одной стороны, становятся наиболее по сравнению с предыдущими стадиями процесса адаптации специфичными, а их интенсивность все еще достаточно высока.
И именно адаптационные изменения для спорта важно, чтобы они носили суперкомпенсаторный характерпроисходящие в отобранных системой компонентах, позволяют говорить лишь об относительной стабильности системы в целом.
Энерготраты организма в стадии относительной стабилизации функциональной системы хотя и ниже, чем в предшествующих ей стадиях, но все же относительно велики.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
Именно на этой стадии формирования функциональной системы она становится предельно «жестка» полностью теряет свойство лабильности и специфична, а в спорте на основании анализа результатов, демонстрируемых спортсменом, появляется возможность оценить как правильность построения предшествующего тренировочного процесса, так и эффективность всех проведенных в данном цикле подготовки спортсмена восстановительных мероприятий.
Анохин, 1935, 1958, 1968, 1975 и др.
Павлов, 2000, 2001, 2008, 2010 и др.
Именно эта стадия адаптации характеризуется максимальной экономичностью рабочего цикла той целостной функциональной системы, которая с учетом всех «внешних» и «внутренних» средовых воздействий «строилась» организмом на протяжении всего процесса адаптации к ним.
То есть, нет адаптации «вообще», и в процессе адаптации «экономизируется» именно та деятельность, к которой собственно и приспосабливался организм в течение всего адаптационного периода.
Именно достижение этой стадии в процессе адаптации к предельно специфической деятельности соответствует достижению состояния адаптированности организма к этой деятельности, а в спорте — достижению спортсменом «пика спортивной формы».
При этом уровень демонстрируемых им спортивных результатов во многом будет зависеть от физиологической обоснованности и эффективности запланированных ранее и проведенных педагогических мероприятий и от физиологической оправданности и эффективности проведенных спортивным врачом мероприятий по восстановлению и повышению специальной работоспособности спортсмена.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
Единство функции и обеспечивающей ее структуры исключает афизиологические представления о неких «кумулятивных» процессах в организме, якобы являющихся основой последующих структурных изменений «структурный след» — Ф.
Платонов, 1988, 1997; А.
Солодков, 1998; Кабель-переходник Baseus L32 Lightning-3.5mm/Lightning CALL32-01 (Black) др.
Согласно основным положениям теории функциональных систем окончательное формирование конкретной функциональной системы возможно при длительном в течение адаптационного периода постоянном, а также периодически или апериодически повторяющемся действии комплекса средовых факторов.
Одно из условий возможности достижения состояния адаптированности к такому комплексу — относительная неизменность данного комплекса.
И, кроме того, функциональная система может быть сформирована только в том случае, если изменившиеся условия существования организма адекватны его адаптационным возможностям.
В соответствии с законами адаптации: 1.
Организм всегда работает как целостный механизм и «формирует» поведенческие акты — в строгом соответствии commit Процессор AMD Athlon X2 Trinity confirm условиями, в которые он поставлен.
Системы конкретных двигательных актов «формируются» в результате многократного стандартного повторения конкретных движений.
Любая деятельность организма предельно специфична как по внешним ее параметрам, так и по структурно-функциональным характеристикам этой деятельности.
Адаптационные изменения, лежащие в основе роста тренированности спортсмена, определяются спецификой осуществляемой им тренировочной деятельности.
Структурно-функциональная специфичность целостных функциональных систем конкретных поведенческих актов определяется структурно-функциональной специфичностью компонентов физиологических механизмов этих функциональных систем, взаимосодействие которых и обеспечивает реализацию данных поведенческих актов.
Использование законов системной физиологии в решении многочисленных задач, стоящих перед спортивными педагогами, физиологами, врачами, дает возможность едва ли не ювелирного управления тренировочным процессом, процессами восстановления после тренировочных и соревновательных нагрузок, повышения спортивной работоспособности, что, в конечном итоге, неминуемо приведет к достижению любым спортсменом максимально возможных для него спортивных результатов.
Более того, только широчайшее использование в спортивной педагогике и спортивной медицине законов системной адаптации организма открывает пути для создания высокоэффективных технологий подготовки квалифицированных спортсменов.
Некоторые принципы и методы построения спортивно-педагогического процесса Многолетняя подготовка спортсмена, специализирующегося в конкретном виде спорта, и предлагаемые ему тренировочные и соревновательные нагрузки фактически составляют специфические условия существования его организма.
Поскольку именно характеристики условий существования организма определяют формирование фенотипа организма в рамках его генотипа, знание о характеристиках и специфике действующих на организм спортсмена факторов в числе которых следует особо выделить тренировочные и соревновательные нагрузки является обязательным для всех специалистов, работающих в спорте.
Этим специалистам следует знать, что специфика тренировочной и соревновательной деятельности спортсменов а соответственно, и специфика непрерывного адаптационного процесса организма спортсмена в общем плане определяется не только спецификой избранного вида спорта, но продолжение здесь методами построения тренировочного процесса в годичных циклах подготовки, используемых теми или иными тренерами.
В данной главе представлены наиболее известные спортивно-педагогические концепции, которые могут лежать в основе тех или иных методов построения многолетнего процесса подготовки спортсменов в различных видах спорта.
Периодизационная теория и методика спорта Л.
Матвеева Одним из основоположников теории и методики спорта по праву следует считать Л.
Матвеева — именно им впервые сделана попытка целостного описания основополагающих принципов и закономерностей спортивно-педагогического процесса.
Коротко суть периодизационного метода построения тренировочного процесса может быть представлена в виде последовательных периодов подготовки спортсменов, в которых на начальных этапах создается так называемая «база» в виде развития требуемых спортсмену физических качествкоторая в последующие периоды подготовки должна «трансформироваться» в состояние повышенной специальной тренированности спортсмена.
Однако следует сразу указать, что в теории и методике спорта в редакции Л.
Матвеева 1965, 1991, 1997 и др.
Матвеев рекомендует использовать «волнообразный» способ распределения объема и интенсивности тренировочных нагрузок.
Основная идея применения данного способа построения тренировочного процесса состоит в том, что на протяжении всего периода подготовки спортсмена объем тренировочных нагрузок противопоставляется интенсивности: сначала идет волна роста объема тренировочных нагрузок, за которой следует волна повышения интенсивности при этом интенсивность тренировочных нагрузок повышается только тогда, когда происходит снижение объемов тренировочных нагрузок.
В основе волнообразного изменения объемов и интенсивности тренировочных нагрузок лежит представление о том, что рост спортивных результатов наблюдается только в тех случаях, когда происходит снижение объемов тренировочных нагрузок и повышение их интенсивности.
Однако здесь налицо — ошибочные представления о закономерностях протекания адаптационных процессов в организме спортсмена и закономерностях развития спортивной формы в ответ на воздействие той или иной системы тренировочных воздействий.
Более того, волнообразная динамика объема и интенсивности тренировочных нагрузок рекомендуется для использования во всех видах детальнее на этой странице — без элементарной оценки практической возможности воплотить идею волнообразности в спортивную практику.
necessary Картридж Xerox 106R02183 phrase этом, когда говорится о повышении интенсивности тренировочных нагрузок, никогда не объясняется, что конкретно понимается под данным словосочетанием.
Дело в том, что само по себе оно абсолютно неконкретно: интенсивность тренировочных нагрузок может регулироваться как использованием определенных зон интенсивности тренировочной работы, так и применением тех или иных средств тренировки, а также увеличением интенсивности тренировочных нагрузок за счет сокращения сроков пассивного отдыха между упражнениями.
На ошибочность вышеуказанных представлений о динамике объема и интенсивности тренировочных нагрузок в построении тренировочного процесса специалисты указывали еще в 60—70-е годы прошедшего столетия.
Так, по мнению М.
Шолих 1966нельзя компенсировать максимальные или очень высокие по мощности усилия большим объемом тренировочных нагрузок.
Флореску 1967 писали: «…Последовательная нагрузка организма в подготовительном периоде большего объема и пониженной интенсивности, а затем постепенный переход к обратному соотношению большая интенсивность, малый объем воспроизводят в рамках годового цикла постепенную приспособляемость с недостаточным соответствием ее отношений к специализации, и только лишь в середине соревновательного периода равновесие восстанавливается на уровне правильной «смеси».
Воробьев 1976 логично отмечал, что на протяжении подготовительного периода необходимо готовить спортсменов к той мышечной деятельности, которая необходима на соревнованиях.
И в середине тех же 70-х годов М.
Ивочкин 1976 писали, что нельзя противопоставлять объем и интенсивность тренировочных нагрузок — оба эти показателя определяют силу тренировочных воздействий.
На примере подготовки метателей молота высокой квалификации А.
Бондарчук еще в 1972 г.
И, согласно полученным им практическим результатам, по мере развития спортивной формы увеличивается стоимость всех зон интенсивности тренировочной работы.
Бондарчук, 1986, 5, 2005; С.
Афонякин, 2001; и др.
Подавляющее большинство спортивных педагогов придерживается принципа вариативности в построении каждого тренировочного занятия, а также тренировочных микро- и мезоциклов.
Это вполне соответствует основным постулатам теории и методики физической культуры и спорта в редакции Л.
Матвеева 1997, 1998, 2000 и его периодизационной теории подготовки спортсмена.
Павлов, 2000, 2008, 2010 и др.
подробнее на этой странице содержания тренировки от занятия к занятию делает невозможным формирование в центральной нервной системе спортсмена стойких связей в ответ на комплекс тренировочных воздействий и препятствует, в том числе, стабилизации и «окончательному» построению функциональной системы специфического соревновательного двигательного акта спортсмена даже в том случае, если этот специфический двигательный акт присутствует в каждой его тренировке.
А следовательно, такой подход к построению тренировочного процесса исключает саму возможность достижения спортсменами истинного пика спортивной формы!
Но о специфичности тренировочного процесса в случае применения на практике периодизационно-вариативного принципа построения подготовки спортсменов можно говорить всегда только с очень большой натяжкой.
Представления о принципах подготовки спортсменов А.
Воробьева Одним из первых подверг сомнению истинность периодизационной концепции построения подготовки спортсменов Аркадий Никитич Воробьев, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР, бронзовый призер и двукратный чемпион Олимпийских игр, пятикратный чемпион мира и Европы, десятикратный чемпион СССР.
Помимо этого, в своих работах А.
Воробьев затрагивает другие вопросы теории спортивной тренировки, касается проблем адаптации спортсменов к тренировочным нагрузкам, оценивает критерии надежности различных показателей, используемых для определения уровня тренированности спортсменов, критикует применение поурочных планов и т.
Критикуя периодизационную концепцию спортивной тренировки, А.
Воробьев 1977 отмечает: «К ложным представлениям… следует отнести применение косной периодизации, разнонаправленного изменения объема и интенсивности тренировочных нагрузок, создание так называемой базы спортивной формы, запаздывающей трансформации, перехода объема тренировочной работы в спортивные результаты через длительный период времени и пр.
Воробьев утверждает, что правильно построенная тренировка должна опираться на биологические закономерности: «… Для организма тренировочная нагрузка — определенный раздражитель… он реагирует на это фазовыми изменениями своих функций… Фазовые изменения живых систем есть биологическая закономерность.
Ей подчиняется каждая клетка, каждый орган и весь организм в целом».
И заимствует идеи П.
Из сказанного ученый делает вывод: «На принципах адаптации и опережающего отражения строится спортивная тренировка».
И на этих представлениях им была разработана «модель рационального тренировочного процесса», среди закономерностей которой выделено:.

Павлов С.Е. Лазерная стимуляция в медико-биологическом обеспечении подготовки квалифицированных спортсменов

Комментарии 6

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *